Злободневный квартирный вопрос

Злободневный квартирный вопрос

Брат собрался делать своей девушке предложение. Они пару лет вместе, последний год живут под одной крышей в квартире, которую нам с братом оставила бабушка. Я еще учусь и живу с родителями.

Я не работала, раньше пыталась подрабатывать, но от этого начинала хромать успеваемость. Родители посоветовали мне бросить работу и пересесть на их шеи. Мне было неудобно, но я сразу решила, что все им возмещу. Мама посмеивалась над моими обещаниями и говорила, что я им с папой не в тягость и что ничего им не надо. Но я твердо решила — обязательно возмещу, невзирая на их возражения. Тем более, до диплома оставался последний курс. Да и я сама старалась не наглеть — годами носила одни и те же джинсы, ездила на велосипеде, экономя на проезде и отказалась от перекусов в кафе и вечеринок. Кроме того, я получала небольшую стипендию.

Как-то родителей не было дома, а ко мне в гости пришла однокурсница. И в это же время угораздило заявиться Андрея и Нину — моего брата и его невесту.

Увидев, что в квартире находится молодая девушка, Нина устроила сцену ревности. Она обвинила Андрея в неверности, а меня — в сводничестве. Якобы я специально привела подругу, чтобы познакомить ее с Андреем и не допустить свадьбы.

— Ты всегда мне завидовала! Сидишь на шее у родителей, у самой личной жизни нет — да кто на тебя позарится, вот ты и решила нас поссорить! Но ничего у тебя не выйдет! Я знаю, зачем ты это сделала! Хочешь меня выжить и нашу с Дюшей квартиру только в свой карман положить? Не выйдет! — кричала на меня Нина перед тем как уйти.

Андрей с Ниной скоро помирились. И она стала часто появляться у нас дома, планируя с мамой свадьбу. Мне, во время ее визитов, предлагалось сидеть у себя в комнате и не нервировать невесту. Приглашение на свадьбу мне передала мама, хотя я думала что меня такой чести не удостоят.

Мама старалась не вмешиваться в наш с Ниной конфликт. Ей и плохой свекровью прослыть не хотелось, но и на сторону Нины она не встала.

Они поженились и Нина перестала так часто посещать нашу семью. Да и Дюша стал бывать редко.

Осень 2018 года

Мы познакомились на свадьбе моего брата. Алексей был там со стороны невесты, он приходится Нине двоюродным дядей. Ответственный, заботливый, трудолюбивый — в свои 29 заработал на однокомнатную квартиру, в которую я и перебралась.

Лешка не стал мудрить с предложением. Он уходит на работу раньше, чем я. Поэтому он просто положил коробочку с кольцом на кухонный стол.

Я проснулась, пошла завтракать и нашла этот сюрприз. Сразу позвонила, а Лешка в лоб спросил:

— Ты согласна?

Мы подали заявление в ЗАГС. А через неделю я узнала, что жду ребенка. И перед нами встал вопрос об увеличении жилплощади.

Я уведомила брата, что планирую получить деньги за мою половину квартиры. Либо они с Ниной берут ипотеку и выкупают мою долю, либо квартира продается и деньги делятся. Я спросила, как ему будет удобней и рекомендовала посоветоваться с женой.

Мы с Лешкой, в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, решили не тратится на свадьбу, а отложить деньги на ремонт в нашей новой квартире, которую запланировали купить. Моя половина трешки плюс его однушка — просторная двухкомнатная квартира.

Через пару дней после моего разговора с Дюшей, мама позвала меня в гости. Когда я приехала, там была Нина. Одна, без моего брата.

Как мне было сказано, бабушку отговаривали от включения меня в завещание. Мне полагалось сделать верный выбор спутника жизни — то есть, выбрать такого мужчину, который возьмет на себя обязанность по обеспечению жильем нашей с ним семьи. А квартира бабушки изначально рассматривалась как будущий плацдарм для семьи Андрея. Дескать, этой квартирой Андрей обеспечивает свою семью, как мужчина. А мои заботы о недвижимости должен решать Лешка.

Нам было предложено взять ипотеку и отстать от квартиры Андрея и Нины.

— Ты пойми, — сказала мне мама напоследок, — Нина ждет нашего внука. Если они разменяют квартиру, им хватит средств лишь на однокомнатную. А сейчас у них — трешка, там хватит места для ребеночка. Помнишь? Ты должна нам с папой. Поэтому съездишь с Ниной к нотариусу и напишешь на нее дарственную. Налоги она сама заплатит.

Почему на Нину, а не Андрея? Все просто. Нина устроила целый концерт по заявкам: хотела сделать аборт, ведь у нее нет ничего своего и, в случае развода, она останется ни с чем. А если я напишу на нее дарственную, то квартира будет в совместной собственности супругов. Как будто если бы они ее вместе нажили.

Я возразила маме и сообщила о своем положении. Но и это не изменило ее воли. В ипотечную кабалу с однушкой в собственности должны были пойти мы с Лешкой.

Когда я в категоричной форме отказалась и начала собираться, в прихожей меня догнала Нина и заявила, что я должна им за ремонт. И, ни много, ни мало, а 150 тысяч. И они буду рассматривать мое предложение о разделе квартиры только после оплаты этой суммы.

Я, в свою очередь, напомнила Нине что они там живут. И поддерживать жилое помещение в надлежащем виде — их обязанность. Про то, что неплохо было бы оплатить аренду моих полутора комнат, я тоже сказала. Она скуксилась и позволила мне уйти.

Сейчас у нас в семье полный раздрай. Я не отказываюсь от своего долга перед мамой и папой. Он, кстати, вообще в дележ квартиры не суется. Не хочет с мамой ругаться, поэтому отмалчивается. И я все верну родителям — я постоянно даю маме деньги, покупаю всякие нужности, оплачиваю ей маникюр и парикмахера. Да, с помощью мужа, не отрицаю. Но ведь возмещаю расходы на меня!

К спорам вокруг квартиры подключились родственники Лешки и Нины. Нина поплакалась им, что ее — несчастную беременную женщину, хотят выгнать на улицу. И кто? Двоюродный дядька и золовка.

— Ты, как мужчина, должен… — талдычили Лешке со всех сторон.

Что он должен? Взять ипотеку? А мой брат разве не мужчина? Почему он не должен был?

Я была настроена решительно. Размену быть. Андрей без споров согласился на продажу квартиры и дележ денег. Сказал, что так и должно быть. Мы. два собственника, с легкостью нашли общий язык. И наше решение продать квартиру и поделить деньги — вообще никого из родни не касалось, не их это дело. Но родня думала иначе.

Стоило выставить объявление, как Нина собрала вещи, избавилась от ребенка и ушла к своей матери. Не хочет она ютиться в однушке с ребенком или платить кабалу пятнадцать-двадцать лет за двушку или трешку. А ведь нам с мужем полагалось делать именно это.

Брат, после предательства жены, сказал что ему вообще ничего не надо. Написал на меня доверенность на продажу и уехал. Номер для связи он не оставил.

Мы с Лешкой не стали продавать квартиры. Когда Андрей появится, мы планируем отдать ему однокомнатную Лешки. А сами сейчас переезжаем в бабушкину квартиру. Однушку будем сдавать, а деньги откладывать. Для Андрея. Так будет честно.

С нами перестали общаться родственники с обеих сторон. Теперь мы с мужем — сволочи, разбившие семью и не позволившие родиться невинному младенцу. Из своей алчности и жадности, мы целенаправленно разругали Андрея с Ниной и довели ее до греха.

Мама со мной тоже не общается. Но деньги берет. Не удивлюсь, что когда мы сдадим квартиру, на средства с аренды будут претендовать и моя мама, и Нина. Она все надеется что Андрей вернется и отвоюет бабушкину трешку.

А мы с Лешкой поняли одно. Мы с ним — семья. Наш будущий ребенок — наша семья. А все остальные — да, родственники. Но не семья. И, после выплаты моего долга за сидение на шее родителей во время учебы, мы больше никому ничего не будем должны.

Источник

Злободневный квартирный вопрос
Михалыч из «Особенностей национальной охоты» покинул нас навсегда
Adblock
detector